Лучшее казино в мире

Сравнительное исследование факторов, связанных с рецидивом алкогольной и опиоидной зависимости

Алкоголь и опиаты являются одними из веществ, вызывающих наибольшую зависимость, вызывающих серьезные проблемы со здоровьем населения из-за биопсихосоциального воздействия, которое они оказывают на людей. Исследования показывают, что у большинства лиц, воздерживающихся от алкоголя и / или опиоидной зависимости, рецидив наступает в течение 1 года. Также было подсчитано, что 26–36 миллионов человек во всем мире злоупотребляют опиатами, с исключительно высокой частотой рецидивов. Целью этого исследования было сравнение социально-демографических факторов и корреляция рецидивов алкогольной и опиоидной зависимости.

Методология:

В этом исследовании используется кросс-секционный сравнительный дизайн с размером выборки 60, взятой из популяции клинически диагностированных пациентов с алкогольной зависимостью ( n = 30) или опиоидной зависимостью ( n = 30) и обращающихся за лечением от рецидива. Помимо сбора социально-демографических данных, другие факторы, такие как тяга, аффект, самоэффективность и выраженные эмоции, были измерены с помощью стандартных инструментов, включая краткую шкалу тяги к веществам, шкалу баланса аффектов Брэдберна, шкалу избегания наркотиков и самоэффективности, а также эмоциональную вовлеченность семьи. и масштаб конфликта. Данные были проанализированы статистически.

Результаты:

Различия в социально-демографических факторах наблюдались в обеих группах, при этом опиоидная группа с большей вероятностью была одинокой, безработной, принадлежала к более низкому социально-экономическому статусу и имела судимость ( P = 0,025). Среди факторов, связанных с рецидивом, группа опиоидов имела значительно более высокие баллы по влечению, воспринимаемой критике ( P = 0,0001) и ниже по самоэффективности ( P = 0,016). Наиболее частой причиной рецидива в обеих группах было желание позитивного настроения.

Вывод:

Это исследование подчеркивает роль социальных детерминант в наркозависимости и рецидивах. Рецидив оказался сложным многофакторным явлением. Несмотря на различия в представлении, в обеих группах наблюдались несколько схожие механизмы рецидива.

ВСТУПЛЕНИЕ

Лечение расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, сопровождается множественными рецидивами. Исследования показывают, что 65–70% лиц, страдающих от алкогольной зависимости, рецидивируют в течение 1 года, особенно в течение первых 3 месяцев воздержания. [1,2] Аналогичные, если не более высокие показатели наблюдаются при опиоидной зависимости [1,3]. ] Совсем недавно было подсчитано, что 26–36 миллионов человек во всем мире злоупотребляют опиатами. [4] Кроме того, в исследованиях сообщается о тревожных показателях рецидивов при опиатной зависимости по сравнению с другими наркотиками, при этом в одном исследовании сообщается о частоте рецидивов до 91% у опиатных наркоманов, что указывает на то, что риск рецидива может быть выше для опиатной зависимости, чем для другая наркомания. [5] Таким образом, понимание механизма рецидива имеет решающее значение для разработки эффективных стратегий предотвращения рецидива.

Рецидив - это многофакторное явление, причинами которого являются индивидуальные особенности пациента, лекарство и факторы окружающей среды. [2] Хотя существует множество определений рецидива, обычно он рассматривается как возвращение к предыдущей схеме употребления психоактивных веществ. Марлатт считал факторы, способствующие рецидиву, интрапсихическими, межличностными, и предложил социально-когнитивно-поведенческую модель. [6] Его исследование показало, что негативное настроение, внешнее давление и снижение когнитивной бдительности являются ситуациями высокого риска при первом употреблении вещества (пропадание) и последующем рецидиве. Хорошая самоэффективность позволяет человеку справляться с ситуациями такого высокого риска и, таким образом, сохранять воздержание. [7] Получившаяся в результате модель предотвращения рецидивов, которая была впервые реализована три десятилетия назад, стала основой теории, исследований и практики наркозависимости [8].

В дополнение к установленной биопсихосоциальной модели для предотвращения рецидивов недавние исследования подчеркнули взаимосвязь генов и окружающей среды, а также взаимодействие биологических и психосоциальных факторов, делающих человека подверженным рецидиву. [9,10] Кроме того, тяга, самоэффективность, Семейная поддержка и аффект относятся к числу известных психосоциальных факторов, связанных с рецидивом [11]. Тяга - это многомерное понятие, которое определяется в терминах поведения, подкрепления и когнитивной обработки. Это часто оценивается субъективно и обычно рассматривается как желание употребить наркотик. [12] Самоэффективность - это воспринимаемая способность человека противостоять веществу. На это влияют различные когнитивные процессы, и на него влияет опыт употребления психоактивных веществ при преодолении ситуаций высокого риска [13].

Хотя было проведено множество исследований рецидивов алкогольной зависимости, мало исследований, посвященных рецидивам опиоидной зависимости [14]. Хотя в Индии опиоидная зависимость меньше, чем алкогольная, они чаще обращаются за лечением, чем алкоголь. Поэтому мы решили провести исследование, чтобы сравнить корреляты рецидивов алкогольной и опиоидной зависимости. Основная цель этого исследования состояла в том, чтобы сравнить корреляты рецидива алкогольной и опиоидной зависимости при оценке причин рецидива в обеих группах. В исследовании также сравнивались отрицательный аффект, тяга, самоэффективность и воспринимаемые выраженные эмоции между участниками, зависимыми от алкоголя, и участниками, зависимыми от опиоидов.

МЕТОДОЛОГИЯ

В этом исследовании использовался кросс-секционный сравнительный дизайн исследования с размером выборки 60, взятой из исследуемой популяции пациентов с клиническим диагнозом алкогольной зависимости ( n = 30) или опиоидной зависимости ( n= 30) и обращаются за лечением от рецидива. Частота ответа составила 98,5%, при этом в группу A входили пациенты с алкогольной зависимостью, а в группу B входили пациенты с опиоидной зависимостью. Исследование проводилось в амбулаторном отделении психиатрической больницы психиатрического отделения третичной больницы общего профиля в Мумбаи. Этическое одобрение этого исследования было получено от институционального комитета по этике. Пациентам разъясняли характер исследования, и в исследование включали тех, кто дал действительное информированное согласие. Их оценивали с помощью полуструктурированной формы, содержащей детали социально-демографического профиля, сведения об употреблении психоактивных веществ, шкалы и вопросы, относящиеся к целям исследования.Отобранные образцы были в возрасте от 18 до 60 лет и были пациентами, у которых случился рецидив после получения диагноза и лечения алкогольной или опиоидной зависимости. У этой группы пациентов могло быть любое сопутствующее употребление психоактивных веществ, не считая зависимости. Однако из исследования были исключены сопутствующие ранее диагностированные психические заболевания, сопутствующие психоактивные вещества, за исключением никотина, или нежелательные субъекты.

Для сбора данных о влечениях, аффектах, самоэффективности и выраженных эмоциях использовались четыре стандартных инструмента.

Краткая шкала тяги к веществам (BSCS), которая включает шкалу типа Лайкерта из 14 пунктов, разработанную для оценки тяги к веществам, испытываемой пациентом в течение последних 24 часов [15]

Шкала аффекта Брэдберна, дихотомическая шкала из 10 пунктов, разработанная Брэдберном [16] для оценки состояния психологического благополучия. Он состоит из двух подшкал, каждая из которых измеряет положительный и отрицательный эффект соответственно.

Шкала самоэффективности избегания наркотиков (DASES), шкала типа Лайкерта из 16 пунктов использовалась для оценки самоэффективности в сопротивлении употреблению наркотиков. Более высокие баллы означают более низкую самоэффективность [17]

Для оценки выраженных эмоций использовалась шкала эмоциональной вовлеченности и критики семьи (FEICS). Он состоит из двух подшкал воспринимаемой критики и эмоциональной вовлеченности, состоящей из 14-балльной шкалы, оцениваемой по пятибалльной шкале Лайкерта [18].

статистический анализ

Анализ данных проводился с использованием программного обеспечения Statistical Package Social Sciences 17 (SPSS, США). Групповые различия для всех категориальных переменных оценивались с использованием критерия хи-квадрат или точного вероятностного критерия Фишера, если применимо. Групповые различия в непрерывных переменных оценивались с помощью непарного t- критерия Стьюдента Велча . Корреляции проводились с помощью коэффициента ранговой корреляции Пирсона и множественного регрессионного анализа. Уровень значимости для двусторонних значений P был установлен на уровне 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Средний возраст составил 41,066 ± 7,98 года (алкогольная зависимость) и 37,8 ± 12,16 года (опиоидная зависимость). Только 13,33% пациентов с алкогольной зависимостью не состояли в браке по сравнению с 66,67% в группе опиоидов ( P = 0,0204). Большинство пациентов в обеих группах закончили двенадцатый класс. Групповые различия в возрасте, образовании и типе семьи не были статистически значимыми. Все испытуемые в нашем исследовании были мужчинами. Мы полагались на ретроспективные отчеты пациента и члена семьи о подробностях употребления психоактивных веществ.

Не было значительных различий в группах по возрасту начала употребления психоактивных веществ, продолжительности заболевания, частоте госпитализации или времени до рецидива. Возраст зависимости был значительно раньше в группе, принимавшей опиоиды ( P = 0,015). Хотя частота рецидивов и обращений за медицинской помощью была больше в группе опиоидной зависимости, это не было статистически значимым. Результаты показали существенные различия в семейном, социально-экономическом статусе и статусе занятости в двух группах. Подробный социально-демографический профиль выборки представлен в таблице 1.

Таблица 1

Социально-демографический профиль обеих групп

При сравнении истории употребления психоактивных веществ было обнаружено, что разница между двумя группами в количестве раз, когда пациенты воздерживались от алкоголя или опиоидов, имеет статистическую значимость ( P = 0,055). Не было значительных различий в продолжительности заболевания, количестве рецидивов или госпитализаций, продолжительности воздержания или обращении за медицинской помощью [Таблица 2].

Таблица 2

История употребления психоактивных веществ в обеих группах

Когда группы сравнивались по факторам, связанным с рецидивом (тяга, самоэффективность и аффект), пациенты с опиоидной зависимостью набирали значительно более высокие баллы по влечению (BSCS; P = 0,0002, t = 3,97), воспринимаемой критике ( P = 0,0001, t = 4,7) и ниже по самоэффективности (DASES; P = 0,016, t = 2,46) [Таблица 3]. Хотя группа опиоидов имела более высокие баллы по отрицательному влиянию шкалы баланса аффектов, она не достигла статистической значимости ( P = 0,073 нс, t = 1,837). Существенных различий по подшкале эмоциональной вовлеченности в обеих группах не обнаружено. Кроме того, не было значительных различий в семейном анамнезе употребления психоактивных веществ в обеих группах [Таблица 3].

Таблица 3

Дополнительный анамнез употребления психоактивных веществ в обеих группах

Пациенты с опиоидами чаще употребляли в прошлом ( P P = 0,0105). Группа опиоидов чаще имела судимость ( P = 0,025). Никаких различий в семейном анамнезе расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, в обеих группах не наблюдалось ( P = 0,094).

Большинство испытуемых назвали две или более причин рецидива. Наиболее частыми причинами рецидива в обеих группах были стремление к позитивному настроению [Таблица 4], за которым следовали проблемы со сном и негативные эмоции при алкогольной зависимости и влечение, а также трудности со сном при опиоидной зависимости. Эмоциональное состояние способствовало ускорению рецидива у 76–80% испытуемых в обеих группах.

Таблица 4

Причины текущего рецидива в обеих группах

Когда BSCS, ABS, FEICS и DASES коррелировали друг с другом [Таблица 5], отрицательный аффект положительно коррелировал с тягой и воспринимаемой критикой, тогда как один и тот же аффект отрицательно коррелировал с самоэффективностью в обеих группах [Таблица 5]. 6]. При множественном регрессионном анализе в обеих группах выявлены дифференциальные корреляты негативного аффекта. Воспринимаемая критика (0,0046) и тяга ( P = 0,014) были значимо связаны с отрицательным аффектом в группе, употребляющей алкоголь. Самоэффективность была единственным значимым коррелятом отрицательного аффекта ( P = 0,025) в группе опиоидов [Таблица 7].

Таблица 5

Сравнение тяги, аффекта, самоэффективности и поддержки со стороны семьи в обеих группах

Таблица 6

Соотношение различных показателей в обеих группах

Таблица 7

Множественный регрессионный анализ негативного аффекта

ОБСУЖДЕНИЕ

Более низкий социально-экономический статус может предрасполагать к употреблению психоактивных веществ или быть следствием социальной дезадаптации из-за раннего начала зависимости. Известно, что безработица в сочетании с финансовыми проблемами предрасполагает к рецидиву [19]. Высокая стоимость приобретения опиоидов еще больше ухудшает ситуацию. Отсутствие стабильного дохода в сочетании с финансовыми затруднениями для приобретения этого вещества связано с преступностью, связанной с наркотиками. [20] Кроме того, стоимость приобретения опиоидов для хронического употребления выше, чем стоимость алкоголя. Аналогичные результаты были получены в нашем исследовании с субъектами из опиоидной группы, у которых была значительно более высокая вероятность судимости по сравнению с группой, принимавшей алкоголь.

Более ранний возраст развития паттерна зависимости был значительно раньше в группе опиоидов, что согласуется с другими исследованиями в литературе [21] и потенциально может быть отнесено на счет сильнодействующих свойств опиоидов. Алкогольная зависимость развивается медленно. Исследователи обнаружили, что более позднее развитие модели зависимости при употреблении алкоголя, вероятно, дает испытуемым время, чтобы завершить свое образование, устроиться на работу и выйти замуж. [22] Аналогичные результаты были получены в нашем исследовании: группа, употребляющая алкоголь, с большей вероятностью когда-либо вступит в брак и будет работать по сравнению с группой, принимающей опиоиды. Продолжительность заболевания в группе, принимавшей алкоголь, была незначительно выше, чем в группе, принимавшей опиоиды, и в нашем исследовании не было обнаружено статистически значимой разницы.Это не согласуется с другими исследованиями, которые выявили более длительную продолжительность болезни при алкогольной зависимости. [23] Более длительная продолжительность заболевания при проявлении расстройств, связанных с употреблением алкоголя, связана с более поздним развитием социальной и профессиональной дисфункции по сравнению с опиоидами. При опиоидной зависимости были обнаружены более высокие когнитивные и семейные дисфункции по сравнению с алкогольной зависимостью [24].

В нашем исследовании не было обнаружено значительных различий в количестве рецидивов и госпитализаций или продолжительности последнего воздержания в обеих группах. Это согласуется с результатами предыдущих исследований, в которых были обнаружены схожие результаты в обеих группах. [25] Хотя количество обращений за медицинской помощью было выше в группе опиоидов, это не достигло статистической значимости. Более серьезная семейная дисфункция, высокая стоимость лекарств, преступность и социальная дисфункция могли побудить субъектов с опиоидной зависимостью обращаться за медицинской помощью. [26] Около 23,33% выборки опиоидной группы употребляли другие вещества во время исследования, тогда как 83,33% сообщили об употреблении других веществ в прошлом. Это резко контрастировало с тем, что только один субъект из группы алкоголя когда-либо употреблял какое-либо другое вещество в прошлом. Импульсивность, стремление к новизне, употребление наркотиков в прошлом,или временный переход на более дешевый препарат - возможные причины высокой распространенности употребления других веществ в группе опиоидов. [27]

В этом исследовании также оценивались причины рецидива, такие как положительные ожидания относительно эффектов наркотика, воспринимаемых потребителями как поиск удовольствия и сенсаций, которые, как известно, провоцируют рецидив. [28] О негативном влиянии сообщили 20% и 3,33% лиц, принимавших алкоголь и опиоиды, соответственно. Это не согласуется с предыдущими исследованиями, которые показали, что наиболее частой причиной рецидива являются неприятные негативные эффекты, такие как гнев, разочарование, печаль и скука. [29] Исследователи обнаружили, что можно использовать межличностные конфликты и внешнее давление. Проблемы со сном были отмечены 30% и 23,33% алкогольной и опиоидной групп, соответственно, в нашей выборке. Исследователи сообщают о проблемах со сном как о причинах рецидива. Однако,Снижение когнитивной бдительности, такое как трудности с концентрацией, было зарегистрировано в небольшой части нашей выборки исследования (10% в обеих группах) [30].

Когда обе группы сравнивали в отношении тяги к BSCS, опиоидная группа имела значительно более высокие оценки тяги. Опиоид вызывает сильную зависимость и может вызвать сильную тягу. Исследователи обнаружили, что потребители героина, употребляющие и другие вещества, скорее всего, будут иметь более сильную тягу, с которой они плохо справляются и чаще оправдывают тягу. Три четверти образца в группе опиоидов в нашем исследовании когда-либо употребляли другое вещество, и это может объяснить более сильное влечение, наблюдаемое у них. [31]

Интересно, что факторы, вызывающие первое употребление вещества после воздержания, аналогичны факторам, вызывающим полномасштабный рецидив, и переход от перерыва к рецидиву происходит очень быстро [32]. Следовательно, стратегии предотвращения рецидивов должны быть нацелены на такие ситуации повышенного риска, как эмоциональные состояния, побуждения к использованию и внешнее давление, чтобы использовать их, и дать им возможность справляться с такими ситуациями с большей самоэффективностью. Стратегии предотвращения рецидивов должны укреплять системы поддержки семьи и бороться с выраженными эмоциями членов семьи. Необходимо поощрять психообразование для лучшего диалога пациентов с членами их семей для разрешения межличностных конфликтов. Стратегии предотвращения рецидивов должны быть динамичными и многоаспектными, чтобы облегчить негативное воздействие, улучшить их навыки выживания и повысить их самоэффективность.Меры по преодолению ситуаций повышенного риска и сигналы, связанные с наркотиками, очень важны для предотвращения рецидива [33].

Ограничения исследования включают выборку, состоящую из всех мужчин, выбранных из городских мегаполисов, которые не являются репрезентативными для всех демографических групп. Исследование было проведено в стационарном отделении среди пациентов, обращающихся за лечением, и, следовательно, не является репрезентативным для всех потребителей алкоголя и опиоидов. Лонгитюдное исследование может лучше отразить динамический процесс, такой как рецидив. Наконец, никакие биологические факторы, связанные с рецидивом, не изучались, и размер выборки был небольшим.

ВЫВОД

Различия в социально-демографических факторах наблюдались в обеих группах, при этом опиоидная группа с большей вероятностью была одинокой, безработной, принадлежала к более низкому социально-экономическому статусу и имела судимость. Более высокая вероятность судимости у потребителей опиоидов также может быть связана с личностными факторами и расстройством поведения в детстве, что не было частью нашего исследования. Такие различия указывают на то, что социальные детерминанты играют решающую роль в употреблении психоактивных веществ, и их следует рассматривать наряду с физическими и психологическими детерминантами. Были замечены различия в анамнезе употребления психоактивных веществ с группой опиоидов, имевшей более ранний возраст развития модели зависимости, и в прошлом / настоящем анамнезе употребления других психоактивных веществ. Отрицательный аффект положительно коррелировал с тягой и воспринимаемой критикой со стороны семьи и отрицательно коррелировал с самоэффективностью в обеих группах.Результаты исследования перекликаются с литературой, в которой рецидив описывается как сложное многофакторное явление. Несмотря на различия в клинических проявлениях, при алкогольной и опиоидной зависимости были выявлены сходные пути и механизмы рецидива, хотя и с некоторыми различиями.

Ставки Flyers vs.Capitals, выбор, прогноз (7 мая 2021 г.)

В пятницу вечером Philadelphia Flyers отправятся в путь, чтобы встретиться с Washington Capitals на Capital One Arena.

Опасения по поводу слабоумия бывших футболистов

«У бывших профессиональных футболистов в 3 раза больше шансов получить слабоумие из-за мячей головой», - сообщает The Sun.

Ставки на спорт в Канаде после прохождения Сената

Ставки на спорт вКанадемогут начаться в течение нескольких месяцев, посколькупарламент Канадывнес поправки в Уголовный кодекс страны, разрешающие делать ставки на одну игруво вторник.

Jackpot Poker от PokerStars ™ - БЕСПЛАТНЫЕ покерные игры на ПК с Windows

Ищете способ скачатьJackpot Poker от PokerStars ™ - БЕСПЛАТНЫЕ покерные игры для ПК с Windows 10/8/7?

Ставки на легальный теннис

Хотя теннис уже давно считается профессиональным видом спорта в Соединенных Штатах, это спящий гигант, когда дело доходит до ставок на спорт.

Больше новостей
6-51

Ставка Team Redemption - CyboxIM

6-17

Ставки на игру We Make The Future - Team Survivors

8-30

Ставка Team Bleeky - Portal E-sports

2-16

Ставки на киберспорт Dota2Players - French

3-49

Ставка на игру Goblin Legs - NYXNAIX

2-49

Ставки на киберспорт Black Knights 17 - Chaos

Больше ставок